Мастер обналички — публикация на

Мастер обналички

Как работают системы небанковских платежей

"Адидаса крассовка, новый коллекций покупай-покупай", — зазывали на ломаном русском языке в свои магазины-контейнеры продавцы на рынке "Садовод". Китайцы, вьетнамцы, выходцы из Средней Азии. Складывалось впечатление, что это не Юго-Восточный административный округ Москвы, а какие-то пригороды Пномпеня. Но китайские подделки под бренды известных европейских марок меня не интересовали, я искал павильон под номером 10**, где меня должен был встретить некто Ахмед, представитель местного нелегального финансового бизнеса. Причем выйти на него оказалось делом крайне сложным: "с улицы" в этом подобии банка "клиентов" не принимают, здесь работают только с торговцами рынка "Садовод", но можно попасть и по рекомендации. Последняя у меня имелась.

В темной глубине контейнера, за стойками, на которых была вывешена последняя коллекция китайских Hermes, Tom Ford и Gucci, меня встретил интеллигентного вида человек, сразу предложивший пройти в подсобное помещение. "Куда и какую сумму необходимо перевести?" — без лишних предисловий начал он разговор. Узнав, что речь идет всего лишь о 100 000 руб. и соседней Украине, он несколько расстроился. Как я потом узнал, столь серьезного "менеджера" по таким пустякам не дергают. Но так как рекомендация у меня была отменная, он не мог отказать. "Во сколько процентов от суммы мне обойдется перевод и когда его смогут получить?" — решил я уточнить некоторые нюансы, до того, как отдавать деньги. Ответ меня просто шокировал: 5 минут времени и 0%! "То есть получается, что вы работаете без прибыли или на разнице курсов рубля и гривны зарабатываете?" — не унимался я. Ахмед лишь усмехнулся и пояснил, что я могу перевести деньги хоть в долларах, хоть в евро, хоть в рублях, и именно в этой валюте и именно такую же сумму человек получит на Украине. Правда, обратная транзакция с Украины в Москву, если она потребуется, будет стоить около 1% от суммы платежа. В подробности ценообразования Ахмед вдаваться не стал. Единственная сложность, имеющаяся в этой схеме, заключалась в том, что получателю необходимо было подъехать на рынок "Барабашова" в Харькове и у такого же "Ахмеда" забрать деньги.

Транзакция в юанях

Все это очень напоминает современный аналог денежных переводов, придуманных в Средние века рыцарями-тамплиерами. Любой желающий мог передать деньги тамплиерам в Иерусалиме и, получив "квитанцию", превратить ее у себя на родине в те же деньги. Правда, за это храмовники удерживали процент. Но их последователи пошли куда дальше. Благодаря нынешним средствам коммуникации "перевести" деньги с рынка "Садовод" можно хоть в Китай, хоть во Вьетнам. Кстати, именно в географической составляющей и кроется секрет этого бизнеса. Как говорят сотрудники МВД, на подобных рынках торгует очень много граждан других стран, в частности КНР и Вьетнама, которые аккумулируют у себя существенные объемы наличной выручки. Но возникает проблема: ее нужно каким-то образом переводить домой, в том числе в качестве оплаты новых поставок товара. С банками они работать не хотят, так как сами пребывают в России на полулегальном положении, а суммы переводов зачастую исчисляются миллионами рублей, и им никак не хочется попадать в поле зрения финансовой разведки и налоговых органов. Потому был найден обходной путь — теневые финансово-кредитные организации, не имеющие лицензии, да и вообще никак не зарегистрированные. Им верят на слово, так как работают они на подобных рынках еще со времен "дикого капитализма" начала 1990-х и многие начинали еще с "Лужников".

Но это лишь половина схемы, не позволяющая теневым банкирам зарабатывать. Вторая часть — это поиск тех, кто нуждается в обналичке, благо это услуга у нас в стране крайне востребована. Особенно после того, как регулятор, ЦБ, начал активно отзывать лицензии у банков-"прачечных". Благодаря этому взлетели проценты за обнал, а значит, и маржа тех, кто контролирует нелегальные схемы. Именно поэтому они могут даже не брать проценты за свои услуги по переводу денежных средств, так как на обналичке зарабатывают значительно больше. Дальше алгоритм достаточно простой: есть неучтенные наличные средства, есть безналичные средства, которые необходимо конвертировать. Остается только перевести безнал на счета подставных фирм, и они расплатятся ими с иностранными контрагентами за несуществующие товары. Круг замкнулся. Оптовики в Поднебесной получили свои деньги, те, кто нуждался в обналичке — "живые" деньги, а финансовые посредники — проценты. Все довольны, кроме государства, ибо оно никак подобные транзакции отследить не может. А средства между тем через теневых банкиров проходят колоссальные. Ведь подобные "тамплиеры" работают не только на "Садоводе", но и на других вещевых, оптовых овощных рынках и даже рынках электроники. Суммы могут исчисляться миллиардами долларов в год.

Если вспомнить историю, то термин "отмывание денег" произошел от схемы, использованной американской мафией для легализации своих заработков: к выручке сетей прачечных добавлялись деньги, нуждающиеся в легализации, и все это вместе декларировалось как официальная выручка при ее инкассации в банке. "В наших условиях схема работает наоборот: безнал переводится в нал. Замечу, что в самой операции ничего криминального нет: исходные безналичные деньги, в отличие от "грязных" денег мафии, могут быть абсолютно легальными, — рассуждает заместитель председателя правления Меткомбанка Юрий Никишев. — Но лежащая в основе бизнес-идеи обналичивания схема работает всюду, где есть поток нала, в том числе и на рынках. Необходимо только внедрить эффективную схему агрегации наличных денег, а также наладить контакты с клиентской базой, и вуаля!"

Микрозаем и мегаобнал

Но крупные рынки — далеко не единственный источник неучтенных наличных средств, которые можно использовать в бизнесе обналичивания. Как поясняют знакомые предприниматели, после отзыва лицензии у Мастер-банка услуги обнала значительно подорожали. Одни говорят, что центр нелегального обналичивания сместился в сторону Санкт-Петербурга, где сейчас якобы действует ряд банков, активно занимающихся обналом. Другие утверждают, что начали более активно применяться небанковские схемы. В частности, конвертация безнала через микрокредитные организации. "Микрофинансовые организации и до отзыва лицензий у этих банков занимали достойное место на этом рынке. Не думаю, что им нужна была какая-либо помощь для увеличения занимаемой доли рынка", — уверен Юрий Никишев. "Область деятельности микрофинансовых организаций по сравнению с банковским сектором представляет собой некую "черную дыру", которая пока еще недостаточно отрегулирована со стороны надзорных органов регулятора", — добавляет заместитель председателя правления Инвестторгбанка Светлана Крошкина.

Хотя новое руководство Центробанка, которому отошли функции ФСФР, ранее курировавшей микрокредитные организации, уже заинтересовалось деятельностью игроков отрасли. В частности, Служба Банка России по финансовым рынкам в срок до 31 января текущего года проверит, как небанковские организации, перешедшие под контроль ЦБ, исполняют требования антиотмывочного законодательства (115-ФЗ). Об этом говорится в письме за подписью председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной, разосланном регулятором участникам финансовых рынков. Источник в ЦБ говорит, что после лишения лицензии целого ряда банков, заподозренных в незаконных операциях, их клиенты могут перейти на "обслуживание" в микрокредитные организации. Чтобы этого избежать, ЦБ намерен инициировать внесение поправок в законодательство, согласно которым, за нарушение микрокредитными организациями норм закона об отмывании и легализации средств их можно будет исключать из реестра, то есть закрывать. "Хорошо известно, что эффективным каналом отмывания являются как раз операции с небольшими суммами, повторяемые много раз, что позволяет избежать контроля со стороны служб финансового мониторинга, — поясняет руководитель практики финансовых расследований компании "ФБК-Право" Александр Сотов. — Поэтому сегмент микрофинансирования является потенциальным инструментом для легализации криминальных денег далеко не в микромасштабах". А вот контроль за этим сегментом, где крутятся, как и на рынках, огромные объемы наличных денег, крайне слабый. На сегодняшний день в реестре насчитывается более 4000 микрокредитных организаций, а общий объем рынка уже в самое ближайшее время превысит 100 млрд руб. Вот только реальной работой по выдаче микрозаймов занимаются единицы. Все остальные либо не ведут реальной деятельности, либо участвуют в разного рода "серых" схемах, в том числе обнале.

Акции наличными

Опять же, по данным МВД, еще одним крупным каналом обналички являются так называемые брокерские схемы. "Безналичные денежные средства поступают на счет брокерской компании с целью покупки ценных бумаг, а через непродолжительное время возвращаются назад уже в наличной форме" — сказано в сообщении пресс-службы МВД. "Есть фирмы (брокерские. — Прим. "Ко"), которые действительно работают с клиентами, но в России их всего около двадцати. Остальные компании, так или иначе, используются для отмываний", — отмечает гендиректор компании Nettrader.ru Денис Матафонов. "Ко" удалось найти через Интернет одного из организаторов подобных схем, и тот подробно рассказал об алгоритме обналички через брокерские схемы. При этом он сетует, что спрос на его услуги настолько велик, что ему приходится нанимать специальных сотрудников, круглосуточно отвечающих на звонки клиентов, причем даже в новогодние праздники. Востребованность "бизнеса" создает и конкуренцию. "В Интернете появились фейковые страницы, которые копируют мои предложения, и даже адреса похожи", — жалуется теневой предприниматель. При этом брокерская схема обнала, по его словам, до гениальности проста. Главное — соблюдать несколько ключевых правил, чтобы не вызвать подозрения у сотрудников брокерских компаний и банков. Для этого мошенники, приходящие в офисы инвесткомпаний открывать брокерские счета, даже проходят специальный психологический инструктаж: как себя вести и каким образом отвечать на вопросы менеджеров банков и брокеров.

"В целом стоит подготовить дропа (фиктивного сотрудника компании. — Прим. "Ко") к общению с менеджером по открытию счета, дабы, придя на собеседование, тот мог спокойно сказать, что сильно играть он не намерен, ему интересно вести торговлю позициями с маленьким "плечом" как товаром нескоропортящимся и что пока еще конкретно он не определился, на понижение играть или на повышение, но интереснее первое, — рассказывает организатор схемы. — При таком подходе брокерское обналичивание счета начнется весьма гладко, и можно будет, не боясь блоков и вопросов и заводя 5 млн, играть на 100 руб.". Но самое главное — вначале правильно завести деньги на брокерский счет. Профессионалы обналички советуют открывать брокерский счет в уважаемой брокерской конторе, дабы заведенные оттуда уже в другой банк деньги для обналички не вызывали вообще никаких вопросов. То есть дело представляется таким образом, будто клиент брокерской конторы, поиграв какое-то время на бирже, забирает свои деньги назад в наличной форме. Если брокерская контора крупная, банки относятся к этому спокойно и вопросов не задают. Если все сделать правильно, то можно таким образом обналичить до 7 млн руб. совершая на фондовом рынке безубыточные операции на 5000-10 000 руб. поясняет "предприниматель". Если выводить больше, то опять же могут возникнуть вопросы, как у банкиров, так и у контролирующих органов. "Схемы с использованием счетов брокерских организаций всегда занимали серьезную долю рынка незаконного обналичивания средств, сейчас их популярность только возросла", — признает на условиях анонимности начальник отдела экономической безопасности одного столичного банка.

Есть два направления борьбы с обналичкой. Первое — как сейчас, то есть отзывать лицензии у занимающихся обналичиванием банков, уменьшать лимит расчетов с помощью наличных денежных средств, заставлять банки выполнять не свойственные им функции в части контроля налично-денежного оборота. "То есть бить по хвостам, постоянно наращивая при этом мощь контрольного аппарата и выделяемые на него ресурсы, — категоричен в оценках Юрий Никишев. — Напоминает борьбу Геракла с Гидрой, поскольку схема обналичивания может быть налажена всюду, где есть потоки наличных денег. И далеко не все такие места контролируются настолько же плотно, как банки".

"Меры по борьбе с обналичкой в нашей стране неэффективны — борются не с причиной обналички, а с ее следствием, а также с инструментами, через которые это делается", — соглашается председатель правления ЗАО "КБ "Златкомбанк" Алексей Шитов. Самый эффективный способ борьбы с обналичкой — сделать ее абсолютно невыгодной, перевести плоскость оборота в безналичные средства. Чем, собственно, Центробанк сейчас и занимается. Кстати, благодаря отзыву лицензий у ряда банков, как уже было сказано, выросла стоимость обналички, и для многих компаний она уже невыгодна.

Но другим без таких схем не обойтись, ведь им требуются значительные объемы наличности для поддержания бизнеса в условиях высокой коррупции. "Наличные средства используются компаниями для выдачи заработной платы "в конвертах", для небольших расчетов с поставщиками товаров или услуг, в том числе в сфере строительства, где используется нелегальная рабочая сила. А также наличные средства используются в коррупционных сделках, где требуются взятки и откаты — огромный сегмент обналички", — перечисляет Алексей Шитов. "Основной драйвер роста числа таких операций (по обналичиванию. — Прим. "Ко") в последнее время — высокая фискальная нагрузка на малый и средний бизнес, у которого маржинальность зачастую находится на очень низком уровне, и несколько процентов налички, выгаданные на "серых" схемах, становятся тем самым конкурентным преимуществом, позволяющим предпринимателям развивать свой бизнес", — приводит еще одну причину аналитик инвестиционного холдинга "Финам" Антон Сороко. Судя по всему, борьба нашего государства с разного рода схемами обналичивания в конечном итоге должна идти по пути борьбы со взятками, откатами и нелегальной рабочей силой, а не по пути очередного закручивания гаек и прижимания бизнеса к ногтю.

Опубликовано на сайте: 02.02.2014

Автор: Максим Логвинов